На каких книгах воспитывают защитников Отечества

Ростислав Журавлёв 22.02.2021 9:36 | Общество 82

Военные аналитики уделяют внимание перевооружению армии, её оснащению, боевой подготовке войск, но есть и другие, нетехнические сферы, которые на первый взгляд кажутся третьестепенными, но время от времени тоже требуют модернизации. Недавно российские писатели заявили о проблемах военной литературы: в казармах нет книг, отвечающих вызовам времени, а сами солдаты и призывники не проявляют интереса к чтению.

В российских Вооружённых силах есть регламент, регулирующий оборот литературы. Каждая рота комплектуется так называемой библиотекой-передвижкой, которая включает в себя более двух сотен книг. В неё попадают в том числе произведения для обязательного чтения, их список содержится в новой редакции методических указаний Центрального дома Российской армии имени М. В. Фрунзе. Общий перечень составляют 15 книг, ещё пять произведений варьируются в зависимости от рода войск.

Обязательные книги для военнослужащих – это в основном русская и советская классика: «Полтава» (А. Пушкин), «Бородино» (М. Лермонтов). «Севастопольские рассказы» (Л. Толстой), «Поле Куликово» (В. Возовиков), «Кутузов» (О. Михайлов), «Генералиссимус Суворов» (Л. Раковский), «Василий Тёркин: книга про бойца» (А. Твардовский), «Они сражались за Родину» (М. Шолохов), «Повесть о настоящем человеке» (Б. Полевой), «Горячий снег» (Ю. Бондарев), «В списках не значился» (Б. Васильев), «Звезда» (Э. Казакевич) и «В окопах Сталинграда» (В. Некрасов).

Самая современная в рекомендованном перечне – книга «Пепел» Александра Проханова. Герой произведения, молодой советский парень Пётр, начинает видеть в окружающей действительности и чувствовать надвигающуюся войну в Афганистане, которую он в красках предсказывает в своём романе.

Единственная переводная книга – «Полтава, 1709» польского историка Владислава Серчика, повествующая о Полтавской битве. Выбор неоднозначный, если учесть, что автор после развала СССР пропагандировал историю Украины в польской интеллектуальной среде, а также возглавлял польско-украинскую комиссию по написанию учебников.

Единственная в перечне книга, написанная иностранцем, – перевод произведения польского историка Вадислава Серчика про Полтавскую битву.Единственная в перечне книга, написанная иностранцем, – перевод произведения польского историка Вадислава Серчика про Полтавскую битву.

Таким образом, основной список для обязательного чтения, мягко говоря, устарел. В казарме не хватает книг современников, пусть даже с более смелым и критичным содержанием, не лишними будут и зарубежные произведения. Участник боевых действий, автор известных книг о войне в Афганистане, председатель секции военно-патриотической и приключенческой литературы Союза писателей Санкт-Петербурга Николай Прокудин в разговоре с «Октагоном» согласился с тезисом, что книжные полки в Российской армии пора обновить.

– Конечно, в библиотеке должен быть и Ремарк, и Хемингуэй, и даже книга «Однажды орёл» (Автор – Энтон Майрер. – τ.) – хорошая история про американского солдата, который прошёл путь до генерала. Всё это надо, чтобы учиться не только по своим цензурированным книгам, где по большому счёту войны-то нет. Даже записки маршалов – это красивая сказка, – говорит писатель.

Любопытно, что даже в самый разгар Великой Отечественной войны политические отделы Красной армии выпускали перечни рекомендуемой литературы.

Например, в списке от 1943 года, помимо множества имён отечественных авторов, было внушительное количество представителей западноевропейской литературы, таких как ГюгоГейнеБарбюсМопассанБальзакДрайзерДиккенсКронин.

Писатели просятся в бой

По признаниям собеседников «Октагона» из числа литераторов, существующей в структуре Минобороны военно-художественной студии писателей (отвечает за создание и «продюсирование» художественных произведений современных авторов) для отражения текущего положения в армии недостаточно. В штате подразделения шесть сотрудников: начальник, ответственный секретарь, ведущий редактор, консультант по вопросам литературы и два редактора.

Российские писатели констатируют, что книг о современной армии практически нет.Российские писатели констатируют, что книг о современной армии практически нет.Фото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ

Пару месяцев назад проблему военной литературы впервые озвучили на круглом столе в редакции «Красной звезды» – главного печатного органа вооружённых сил. Председатель Союза писателей России Николай Иванов заявил, что он и его коллеги сегодня не видят военной литературы «как таковой», а анализ творчества молодых писателей выявил настораживающую особенность: исчезла мужественность.

«В стихах молодых поэтов нет стержня. Вообще, литература становится несколько аморфной. Это нас, в союзе, немножко настораживает», – признался он.

Помимо этого, писатели констатировали, что книг о современной армии практически нет, а те, что выходят в свет, издаются мизерными тиражами.

Литераторы просят руководство Минобороны разработать программу поддержки молодых писателей и позволить им наравне с журналистами посещать военные учения и зоны боевых действий.

Участник круглого стола, член Союза писателей России, военный прозаик Николай Стародымов рассказал «Октагону», что хорошая книга сегодня – это не только чтение, но и неотъемлемая основа и фундамент для кинематографа, который особенно важен в эпоху победившего визуального формата.

Военный прозаик Николай Стародымов считает, что в эпоху визуального формата важны фильмы на военную тематику.Военный прозаик Николай Стародымов считает, что в эпоху визуального формата важны фильмы на военную тематику.

– Можно изучать войны по сводкам, но лучше и точнее всего представление можно составить по талантливой книге, а она может лечь в основу добротного сценария, – считает собеседник. – Конечно, плохой фильм из хорошей книги можно сделать, но на основе посредственного произведения создать талантливый фильм очень трудно.

Библиотека «партнёров»: от Сунь-цзы до Бжезинского

Такие же рекомендательные списки литературы существуют и в армии США. Например, перечень для сухопутных войск традиционно формируется непосредственно под эгидой The U.S. Army Chief of Staff (начальника штаба армии США).

В аннотации к списку, который содержит несколько десятков наименований, говорится, что книги помогут военнослужащим армии США противостоять вызовам современной войны и меняющейся обстановке для успешной конкуренции, а также помогут «навести солдат и офицеров на критические размышления».

Помимо художественной, исторической, патриотической американской литературы в перечне можно встретить достаточно экзотические, на первый взгляд, вещи. На протяжении многих лет из списка не пропадает знаменитый китайский трактат о военной стратегии «Искусство войны» Сунь-цзы. Созданный в пятом веке до нашей эры, он входит в обязательную программу подготовки армии США. Считается, что без его изучения невозможно понять концепцию военных операций, равно как и нельзя повести в бой войска, не ознакомившись с другим трактатом – «О войне» прусского офицера Карла фон Клаузевица, который делал упор на стратегические и политические уровни войны.

В список рекомендованной литературы для сухопутных войск США уже многих лет входит китайский трактат Сунь-цзы о военной стратегии «Искусство войны».В список рекомендованной литературы для сухопутных войск США уже многих лет входит китайский трактат Сунь-цзы о военной стратегии «Искусство войны».Фото: Andrew Harnik/AP/TASS

Помимо этого, американским военнослужащим рекомендуют читать древнегреческий эпос, «Илиаду» Гомера и «Энеиду» Вергилия, и даже знаменитый сборник цитат Мао Цзэдуна.

Есть в списке и «Стратегия» советского комдива Александра Свечина, расстрелянного во время сталинских репрессий в 1938 году, а глубокие современные политические выводы на страницах книги «Стратегический взгляд: Америка и глобальный кризис» объясняет недавно скончавшийся известный русофоб Збигнев Бжезинский.

Голливуд на службе у американской армии

Писатели обращают внимание на американскую практику, где вопросам военной литературы уделяется повышенное внимание.

– Насколько я знаю, по заказу министерства обороны США снимаются фильмы, причём двух направлений: одни – для популяризации американской армии вне страны, а другие – для подъёма престижа службы внутри государства, – говорит Николай Стародымов. – Если взять наши российские современные фильмы про армию, то не мне рассказывать, что их смотреть невозможно.

Как утверждают эксперты, Голливуд не жалеет денег на продюсеров, которые целенаправленно едут во все горячие точки вслед за американской армией.

В задачу специалистов входит проведение мастер-классов для военнослужащих в надежде на то, что кто-то из них потом напишет бестселлер.

Например, в 2014 году в прокате с успехом прошла драма «Снайпер» режиссёра Клинта Иствуда, снятая по сценарию Джейсона Холла на основе мемуаров техасского снайпера Криса Кайла, ставшего национальным героем после своей трагической гибели.

А залогом успеха «Повелителя бури» (фильм получил сразу шесть «Оскаров») стало личное присутствие сценариста Марка Боала в горячих точках: вместе с командой журналистов он провёл две недели в Ираке, наблюдая за работой взрывотехников и сапёров армии США.

Сирийское молчание и донбасское забвение

Произведения о современных войнах не выходят в России большим тиражом в том числе из-за цензуры издателей. Например, российские издательства не горят желанием выпускать книги о войне в Донбассе для широких масс. Да и вряд ли, учитывая политическую сложность конфликта, новым произведениям на спорную тему повезёт когда-либо попасть на полки ротных библиотек. Такая же судьба уготована и редким книгам, рождённым на вполне официальной и политически однозначной сирийской войне.

Писатель и публицист, соавтор нашумевшего сборника «Окопная правда чеченской войны» Алексей Волынец в разговоре с «Октагоном» обратил внимание на две новые «сирийские» книги, которые он порекомендовал бы для чтения нашим военнослужащим, – «Деривация» Алексея Суконкина и «Псих» Андрея Загорцева. По его словам, это первые литературные описания русской войны с использованием новых технологий, дронов и электроники, конфликта, где пехота тоже немножко «воюет в интернете», а китайский смартфон способен быть оружием.

«Деривация» Алексея Суконкина и «Псих» Андрея Загорцева – книги о войне нового формата.«Деривация» Алексея Суконкина и «Псих» Андрея Загорцева – книги о войне нового формата.

– Важно, что оба автора не литераторы, а именно люди, мягко говоря, не чуждые армии и войне. Это, в сущности, та самая «лейтенантская проза», только про Сирию. Реальную историю той войны, с подлинными документами и оперативно-тактическими разборами, мы увидим спустя десятилетия. Ныне только такие небесталанные описания причастных людей могут нам хоть немного, хотя бы опосредованно приоткрыть лицо этой войны, – констатирует он.

Услышит ли армейское руководство писателей – покажет время, но одно ясно точно: только чтение развивает в человеке способность мыслить, а значит, и побеждать.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей